«Женское лицо» доступа к жилью: некоторые факторы, влияющие на женскую жилищную ситуацию

Форма поиска

«Женское лицо» доступа к жилью: некоторые факторы, влияющие на женскую жилищную ситуацию

Некоторое время назад УВКПЧ ООН публиковал исследования Милуна Котари (Индия) первого (2000 -2008 г.г.) и Ракель Рольник (Бразилия) второго (2008-2014 г.г.) специальных докладчиков Организации Объединенных Наций по вопросу о праве на достаточное жилище под названием «Женщины и право на достаточное жилище». В этой публикации проведен анализ положения женщин и права на достаточное жилище. В публикации были определены значение, содержание и различные проявления права на достаточное жилище, описаны юридические и фактические препятствия, не позволяющие женщинам в самых разных уголках планеты эффективно пользоваться этим правом. Вопросы и проблемы, описанные в этой публикации, как никогда актуальны и во время продолжающейся пандемии коронавируса COVID-19.

Продолжаем знакомить вас с ключевыми моментами исследования спецдокладчиков ООН по вопросу о праве на достаточное жилище.

В прошлой публикации мы остановились на вопросе дискриминация женщин.

В исследовании приводится, что итоги работы и консультаций, проведенных Специальным докладчиком по вопросу о достаточном жилище, свидетельствуют о том, что дискриминация, с которой женщины сталкиваются в жилищных, земельных и имущественных вопросах, несоразмерно сильно бьет по ним в плане наследования, жилищных условий, принудительного выселения, бытового насилия, ВИЧ/СПИД и стихийных бедствий.

Собранные Специальным докладчиком свидетельства также говорят о том, что такая дискриминация повышает для них угрозу стать жертвами насилия со стороны семьи, общества и государства. Они однозначно указывают на то, что насилие становится обычным явлением в тех случаях, когда женщины не могут в полном объеме пользоваться своим правом на достаточное жилище, о чем наглядно говорится ниже. Во многих случаях женщины обращали также внимание на серьезные проблемы, мешающие открыто заявлять о тех правонарушениях, с которыми им приходится сталкиваться, и добиваться восстановления справедливости, а также на "атмосферу молчания", позволяющую виновникам правонарушений оставаться безнаказанными.

Наследование

В публикации приводится история одной из опрошенных респондентов: «Когда мой муж умер, его родственники пришли и забрали все. Они сказали, чтобы я сложила одежду в бумажный пакет и уходила. Я ушла, поскольку, если бы я сопротивлялась, они избили бы меня. родственники нашли наследника и мне. У моего мужа был племянник. Они сказали мне: "Теперь, когда твоя ценность уменьшилась, мы отдадим тебя любому, кто готов унаследовать тебя". Я ничего не сказала.  Это обычное дело. Родственники моего мужа забрали все − матрасы, одеяла, посуду. Они прогнали меня, как собаку. Я не могла возражать».

Авторы исследования пишут, что незащищенность прав владения многих женщин связана с дискриминацией, с которой они сталкиваются при наследовании жилья, земли и имущества. Такая дискриминация может быть узаконена как статутным, так и обычным правом и основанной на ней практикой, не признающими за женщинами равных прав наследования. В результате женщины либо получают меньшую долю, чем родственники-мужчины, либо вообще лишаются права на наследование имущества покойных мужей или отцов.

Отсутствие равноправия в вопросах наследования тесно связано с более широкой дискриминацией женщин с точки зрения прав на нажитое в браке имущество. дискриминационные законы и практика, ущемляющие права женщин на владение и управление семейным имуществом.

В соответствии с многочисленными нормами обычного права и основанной на них практикой распоряжение жильем, землей и имуществом по-прежнему рассматривается как функция мужчин. В результате многие вдовы лишаются наследства, выселяются родственниками мужей со своих земель и из своих домов и остаются без имущества. Аналогично этому, дочерям часто не позволяют наследовать имущество на тех же условиях, что и их братьям под предлогом того, что оно им не понадобится, поскольку рано или поздно они выйдут замуж.  Иногда женщинам позволяют взять что-нибудь на память, например, какие-нибудь домашние принадлежности или предметы мебели (движимое имущество). Претензии женщин на наследство могут привести к их социальной изоляции, причем от них отвернутся не только родственники, но и вся община.

Насилие является обычным явлением при разделе наследства. Имущество женщин часто изымается родственниками насильно с применением угроз, запугиваний, физического устрашения, побоев, изнасилований и даже убийств. Даже в тех случаях, когда женщины имеют право на часть имущества покойного отца или мужа, общественное осуждение, давление со стороны родственников и насилие зачастую заставляют их отказываться от причитающейся им доли в пользу родственников мужского пола. Решив бороться за свою долю наследства, женщина может столкнуться с серьезной угрозой насилия со стороны родственников мужа или членов общины. Такое насилие часто остается безнаказанным, поскольку вопросы раздела наследства считаются частным делом семьи.

«В тихоокеанском регионе, где структура землевладения на большинстве островов по-прежнему является преимущественно клановой, собственниками земли являются мужчины. В результате семейное жилье или клановые земли не могут быть зарегистрированы на имя обоих супругов, и денежный и иной вклад женщин в жилье или земли клана не всегда принимаются во внимание в случае возникновения каких-либо требований с их стороны. Решения принимают вожди клана, и в большинстве кланов женщины не могут стать вождями. Традиционное право и основанная на нем практика увековечивают патриархальную систему, являющуюся дискриминационной по отношению к женщинам, особенно в вопросах наследования. Система клановой собственности на многих островах настолько сильна, что она признается даже официальным правом.

В ряде африканских стран женщины в вопросах наследования сталкиваются с острейшей дискриминацией, которая узаконивается как статутным, так и обычным правом и основанной на нем практикой. Многие вдовы не получают наследства, которое редко достается и дочерям. Проблема наследования усугубляется распространенностью ВИЧ/СПИДа в регионе. Многие вдовы как в сельской местности, так и в городах после смерти мужей лишаются своей собственности, в том числе земли, жилья, автомобилей, скота, мебели и домашнего имущества. Получение наследства вдовами может обставляться также определенными условиями. В некоторых случаях вдовы могут стать заложниками традиционной практики "наследования жен", в рамках которой вдова "переходит по наследству" к мужчине, являющемуся родственником ее покойного мужа. Многие женщины не могут остаться в своих домах или на своей земле, если их "не унаследуют". Отказавшиеся быть "переданными по наследству" женщины становятся изгоями и, лишившись жилья и земли, а, следовательно, и средств существования, они с трудом сводят концы с концами. Помимо наследования жен существует и практика "очищения" вдов от духа своих мужей. Для этого их заставляют вступить в половую связь с изгоем общества, которому платят за его "услуги". Нередко вдова может сохранить свое жилье и пожитки лишь при условии такого "очищения". Отказавшиеся от этого ритуала женщины изгоняются родственниками своих покойных мужей. У них остается выбор: вернуться к родителям или переехать в город, как правило, в трущобу, указывается в публикации.

В Северной Африке и на ближнем Востоке женщины также продолжают сталкиваться с дискриминацией в связи с применением норм обычного права и основанной на них практики, которые нередко находят отражение и в официальных законах. Правила наследования, уходящие корнями в ислам и его толкование, отводят женщинам меньшую долю, чем мужчинам – обычно половину того, что наследует мужчина с такой же степенью родства к усопшему. Кроме того, женщины нередко отдают свою долю или отказываются от нее под давлением общества или семьи. В Турции, где действует светское право, мужчины и женщины имеют равные права на наследство. В то же время традиции сильно осложняют применение норм закона. Отстаивая свое равное право на наследство, женщина может стать жертвой насилия, запугиваний и даже социальной изоляции. В некоторых общинах Иордании считается позором, когда женщина требует наследства, поскольку это означает, что ее братья не желают или не могут обеспечить ее. Даже, когда женщина получает причитающуюся ей долю, она не всегда может реально распоряжаться ей, а если она проявит в этом отношении настойчивость, то может настроить против себя тех, от кого она зависит в жилищном и финансовом плане.

В некоторых семьях, владеющих крупными земельными угодьями в пакистанских провинциях Синд и Нижний Пенджаб, стремление "оставить собственность в семье" породило практику заключения браков по принуждению или "хакбахшвана" (отказ от своего права). В тех случаях, когда женщине не могут найти приемлемого супруга из числа членов семьи, заключается ее "брак" с Кораном, что обрекает ее на одинокую жизнь до самой смерти и зависимость от братьев и других мужчин в семье.

Обычное право Грузии требует того, чтобы основная часть семейного имущества наследовалась сыновьями. В Азербайджане, когда дочь выходит замуж и покидает родительский дом, отец говорит ей вслед, что вернуться обратно она может только мертвой. В случае возвращения дочери ее отец и все окружение будут заставлять ее вернуться в семью мужа, так как она является ее членом и не должна "обременять" своих родителей. Вследствие такой культурной практики женщина не может унаследовать жилье и имущество ни семьи, в которой она родилась, ни семьи, за члена которой она вышла замуж.

Хотя во многих регионах планеты предпочтение по-прежнему отдается наследникам-мужчинам, некоторые           культуры        дают   преимущество наследникам женского пола. Например, у народа кхаси на северо-востоке Индии наследование происходит по материнской линии, причем право на наследство имеет лишь самая младшая дочь. В регионе Бугенвиль (Папуа Новая Гвинея) исконная система наследования по женской линии, в рамках которой владеть землей и наследовать ее имеют право только женщины, сохранилась по сей день.

Принудительное выселение

В исследовании приводится, что принудительное выселение осуществляется при самых разных обстоятельствах и по самым разным причинам, например, для того, чтобы освободить территорию под проекты, связанные с застройкой и строительством объектов инфраструктуры, реконструкцией или благоустройством городов, а также вследствие конфликтов из-за прав на землю, снижения или отмены жилищных субсидий для малоимущих групп населения, принудительного перемещения или выселения жителей во время вооруженных конфликтов. В своем замечании общего порядка № 7 (1997 год) Комитет по экономическим, социальным и культурным правам отметил, что принудительное выселение бьёт по женщинам несоразмерно сильно.

Авторы исследования приводят, что женщины часто подвергаются насилию и сильному эмоциональному стрессу до, в ходе и после выселения в силу их тесной привязанности к дому и их роли в качестве лиц, обеспечивающих уход за всей семьей.

Психологический стресс от известия о выселении может дестабилизировать атмосферу в семье и нанести эмоциональную травму. Иногда для того, чтобы сломить сопротивление, выселяющие лица совершают изнасилования.

Учитывая роль женщин как домохозяек, в момент выселения они вполне могут оказаться дома одни, и им придется один на один столкнуться с выселяющими, пытаясь договориться с ними или уговорить их. Кроме того, женщины в большей степени рискуют стать жертвами насилия, поскольку проводящие выселение лица предпочитают иметь дело именно с ними. Словесная брань, драки, изнасилования и даже убийства – нередкие случаи при выселении.

После выселения женщины нередко становятся также более уязвимыми в плане плохого обращения. В отсутствие крова и возможности уединиться они подвергаются большему риску сексуального и иного насилия. Тот удар, который наносит по самоуважению мужчин потеря жилища, также может вылиться в насилие по отношению к женщинам. Принудительное выселение бьет и по женской самооценке, усиливая в женщинах чувство беспомощности, внутреннее напряжение и страх.

Авторы исследования пишут, что принудительное выселение гораздо сильнее отражается на женщинах также в силу той роли, которую они играют в доме, их большего вклада в его обустройство и большей привязанности к нему. Женщины страдают от потери не только жилья, но и средств к существованию, окружения и социальной поддержки. Разрушение общины с ее укладом является для женщин серьезным ударом. Им больше некуда обратиться за социальной поддержкой и общением. Специальный докладчик по вопросу о насилии в отношении женщин отметил в этой связи, что "хотя принудительное выселение касается всей семьи, больше всех, опять-таки, страдают женщины. Они вынуждены приспосабливаться к новым обстоятельствам, вынуждены, как и прежде, выполнять свои обязанности, но с меньшими средствами, и чтобы свести концы с концами, вынуждены еще больше работать».

В публикации указывается, что если жертвам принудительного выселения предлагают компенсацию и помощь в связи с переселением, женщины нередко оказываются в невыгодном положении, поскольку такая помощь предлагается законным собственникам жилья, земли или имущества. Поскольку во многих обществах женщины не имеют на них законных прав, они не могут претендовать на такую помощь. Им может быть отказано в ней и по причине дискриминирующего женщин определения семьи, в соответствии с которым главами домашних хозяйств могут выступать лишь мужчины, а женщины находятся на их иждивении.

«Очень часто выселение сопровождается также утратой доступа к услугам первой необходимости. Речь идет о питьевой воде, санитарно-технических средствах и электроэнергии. Даже в случае переселения на новых местах далеко не всегда имеется базовая инфраструктура. В таких случаях задача непрерывного обеспечения семьи питьевой водой обычно ложится на женщин, которые, будучи вынуждены ходить за ней на большие расстояния, могут сталкиваться с угрозами, нападениями и изнасилованиями. Ношение тяжестей также может пагубно отразиться на их здоровье. Отсутствие оснащенных санитарно-техническими средствами изолированных помещений на новом месте также повышает вероятность насилия по отношению к женщинам и ведет к их социальной стигматизации и изоляции», - приводится в публикации.

По мнению авторов исследования, иная проблема заключается в том, что в результате выселения женщины могут лишиться средств к существованию. Многие женщины в трущобах и неформальных поселениях вынуждены заниматься той или иной разновидностью коммерческой деятельности или иной случайной работой. Поскольку места, отводимые для переселения, как правило, находятся далеко от центральных городских районов, женщинам в своей профессиональной деятельности приходится нести высокие транспортные расходы. Хотя реабилитационные программы для переселенцев могут включать в себя помощь в трудоустройстве (например, выделение одного рабочего места на семью в качестве компенсации), предвзятое отношение к женщинам в семье, общине или обществе в целом в некоторых случаях не позволяет женщинам воспользоваться этими возможностями. Кроме того, возможности их трудоустройства могут ограничиваться отсутствием достаточной квалификации, образованности, опыта и мобильности.

Другой разновидностью принудительного выселения, жертвами которого становятся исключительно женщины, является выселение, осуществляемое родственниками с согласия государства. В своем замечании общего порядка № 7 (1997 год) Комитет по экономическим, социальным и культурным правам отметил в этой связи, что "от практики принудительного выселения особенно страдают женщины. Это обусловлено широкой распространенностью статутных и иных форм дискриминации, которые часто применяются в связи с правами собственности (включая собственность на жилище) или правами доступа к собственности или жилищу, а также тем фактом, что, оказавшись бездомными, они становятся особо уязвимыми для актов насилия и сексуальных притеснений" (пункт 10).

В тех случаях, когда принудительное выселение осуществляется родственниками, ответственность государства связана, в первую очередь, с бездействием, поскольку оно не защитило законное право женщин на жилище, и во вторую очередь с неспособностью наказать виновных. Не продемонстрировав должных усилий для предупреждения подобного рода принудительного выселения, преследования и наказания виновных, государство несет ответственность в соответствии с международными правами человека. Специальный докладчик указал в этой связи, что принудительное выселение женщин с применением бытового насилия относится не только к его мандату, но и к мандату Специального докладчика по вопросу о насилии в отношении женщин.

Неадекватные жилищные условия

В исследовании приводится, что дом − это крепость, где у человека есть свой уголок, и куда никто не войдет без его разрешения. Свой дом – это возможность не валяться на чужом диване или на лавке в ожидании рассвета, когда можно будет пойти в приют за едой и чашкой кофе и где можно будет немного поспать.  Дом − это надежное, безопасное место, где никто не может тебя обидеть.

Авторы публикации приводят, что неадекватное жилище – это переполненность, грязь, непригодные стройматериалы, отсутствие питьевой воды, санитарно-технических средств и электричества. Бедность в городских районах - это не только очень низкие доходы и голод, но и переполненные жилища, отсутствие доступа к услугам первой необходимости и возможности заработать на жизнь, а также уязвимость перед различными стихийными бедствиями, такими как наводнения, оползни и пожары.

Во многих районах планеты постоянно растет число женщин, проживающих в неадекватных жилищных условиях. В ходе своей поездки в Перу в марте 2003 года Специальный докладчик отметил, что непропорционально большое число женщин вынуждено жить в неадекватных и небезопасных условиях, не имея доступа к питьевой воде, средствам санитарии и услугам первой необходимости. Кроме того, в ходе региональных консультаций ему приходилось слышать, что программы улучшения жилищных условий часто не распространяются на незамужних женщин и матерей-одиночек.

«Неадекватные жилищные условия чреваты особыми и самыми широкими последствиями для женщин, которые, как правило, проводят дома больше времени, чем мужчины. дом – это то место, где происходит социальное общение женщин, где многие из них работают и воспитывают своих детей. Для женщины дом является тем местом, где она чувствует себя в безопасности и неприкосновенности, защищенной от угроз и нападений. Напротив, бездомные женщины гораздо чаще становятся жертвами насилия и сексуальных посягательств. Участники североамериканских региональных консультаций обращали внимание на регулярно поступающие сообщения об убийствах и исчезновениях бездомных женщин – представительниц коренного населения Канады.

Грязный воздух в жилищах по причине плохих печей и вентиляции, а также их слабая защищенность от жары и холода особенно сильно отражаются на женщинах и на их здоровье. От отсутствия доступа к питьевой воде, средствам санитарии и электроэнергии также, в первую очередь, страдают женщины, поскольку именно они обеспечивают домашние хозяйства водой и топливом. Обязанность снабжения домашних хозяйств водой, отнимающая очень много времени, является одной из причин очень большого гендерного разрыва в посещаемости школ во многих странах. Ограниченность доступа к питьевой воде и средствам санитарии может ставить под угрозу и физическую безопасность. Сообщается, что марокканские женщины, вынужденные ходить за водой на большие расстояния, рискуют стать жертвами изнасилований. В ходе тихоокеанских региональных консультаций женщины называли отсутствие средств санитарии в качестве одной из главных для них бытовых проблем», - приводится в публикации.

Недостаточная площадь и переполненность жилья также могут сказываться на физическом и психологическом самочувствии женщин. Насилие в отношении них может являться следствием неадекватных жилищных условий. Местоположение жилищ и обстановка вокруг также могут влиять на их физическую безопасность. Для женщин, живущих в бедных городских районах, проблема насилия, изнасилований и физических и психологических злоупотреблений может стоять острее. Исследование проблемы бытового насилия в сельской местности Шри-Ланки показало, что женщины, живущие в одной комнате со всей своей семьей, чаще становятся жертвами бытового насилия по причине отсутствия достаточного пространства и возможности уединиться, а также близости других членов семьи.

Относительно сегрегации в жилищной сфере, авторы исследования указывают, что это одно из главных последствий многофакторной дискриминации – также чревато для женщин особыми последствиями. Сегрегированное жилье часто является неофициальным, неадекватным и некачественным, расположенным далеко от линий общественного транспорта и услуг первой необходимости, в том числе от школ и медицинских учреждений. Участники региональных консультаций в Центральной Азии и Восточной Европе сообщали о случаях, когда бригады Скорой помощи отказывались везти женщин в больницу для приема родов. Поскольку сегрегированное жилье является неофициальным, жильцы не имеют официального адреса или регистрации. Это является еще одним препятствием, не позволяющим женщинам и их детям пользоваться услугами первой необходимости.

Кроме того, сегрегированные поселения всегда расположены далеко от городских центров и возможностей трудоустройства, не имеют нормальных дорог и не обслуживаются общественным транспортом.

«Участники региональных консультаций рассказали также о случаях, когда детей отнимали у матерей по причине неадекватных жилищных условий. Во многих районах планеты государство может забрать детей из-под родительской опеки, если их жилищные условия будут признаны неудовлетворительными. Сообщалось, что в Канаде считается, что женщины, которые не могут позволить себе нормальное жилье или являются бездомными, не в состоянии обеспечить своим детям адекватный уход. В первую очеред, это касается представительниц коренных народов, которые сталкиваются с серьезными культурными барьерами в вопросах жилья, государственной помощи и правовой защиты. Специальный докладчик по вопросу о праве человека на безопасную питьевую воду и санитарные услуги выразила озабоченность тем, что в Соединенных Штатах неспособность оплатить счет за воду влечет за собой отключение водоснабжения. Без водопроводной воды эти жилища могут быть сочтены непригодными для проживания, и на этом основании дети могут быть отобраны у родителей», - приводится в публикации.

Связь между бытовым насилием и правом на достаточное жилище

В исследовании приводится, что в Вануату, выходя замуж, женщина переезжает к мужу. Любые претензии жены на землю или жилье мужа (даже в случае бытового насилия) воспринимаются с нескрываемой агрессией, поскольку считается, что она живет на земле клана, к которому относится ее муж, и что о совместной собственности не может быть и речи.

Собранная Специальным докладчиком информация свидетельствует о существовании тесной связи между бытовым насилием и правом женщин на достаточное жилище. Под "бытовым насилием" понимается насилие в частной жизни, как правило, между людьми, связанными кровными узами, по закону или в силу интимной близости.

Незащищенность права женщин на достаточное жилище может делать их более уязвимыми перед лицом бытового насилия. В частности, на тесную связь между незащищенностью прав владения жильем и бытовым насилием обращали внимание на протяжении всей своей работы оба Специальных докладчика. Появились первые законы, признающие связь между насилием в отношении женщин, в первую очередь бытовым, и правом женщин на достаточное жилище. К их числу можно отнести монгольский закон о бытовом насилии и испанский закон 2004 года о всеобъемлющих мерах по борьбе с гендерным насилием (Leydemedidasdeprotecciónintegralcontralaviolenciadegénero), согласно которому жертвы бытового насилия помещаются в специализированные приюты и имеют преимущественное право на получение государственного жилья. В Бразилии, Камбодже, Индии и Сербии приняты законы, предоставляющие жертвам бытового насилия право остаться в семейном жилище и предусматривающие выселение виновных. В 2009 году Уполномоченный по правам человека Совета Европы издал рекомендацию по вопросу осуществления права на жилье, в которой он уделил особое внимание женщинам, ставшим жертвами насилия. Он отметил, что "в большинстве стран бытовое насилие является одной из главных причин бездомности, представляя собой угрозу как личной безопасности, так и владению жильем".

Дискриминирующее женщин законодательство, политика, нормы регулирования или обычные законы и основанная на них практика, не защищающие их права владения жильем, также делают женщин более уязвимыми перед бытовым насилием. Не имея гарантий владения, женщины могут быть не в состоянии разорвать отношения, в рамках которых они подвергаются насилию. Им приходится делать выбор: либо оказаться бездомными, причем нередко с детьми, либо терпеть физическое и психологическое насилие дома. В отсутствие приютов для подвергающихся побоям женщин многие из тех, кто покидает дома, становятся бездомными, рискуя стать жертвами насилия. Даже, когда женщины имеют гарантии прав владения, отсутствие у них возможности выгнать применяющего против них насилие человека из дома по причине отсутствия поддержки со стороны родственников, общины или государства, или разрешающего пойти на этот шаг законодательства серьезно ограничивают их способность разорвать построенные на насилии отношения.

Участники региональных консультаций выразили убеждение в том, что, если бы женщины являлись собственниками жилья, масштабы бытового насилия были бы меньшими. В ходе проводившегося в индийском штате Карала исследования сообщили о том, что они подвергаются насилию, 49% женщин, не имеющих недвижимости, и лишь 7% женщин, имеющих собственность. Женщины-жертвы бытового насилия, участвовавшие в аналогичном исследовании в западной Бенгалии, Индии, также заявляли, что, имея недвижимость, они стали бы раньше протестовать против бытового насилия. Результаты схожего исследования в Шри-Ланке показали, что, хотя женщины не считают, что собственность защитила бы их от бытового насилия, они признали, что ее наличие помогло бы им противостоять такому насилию, обеспечивая их экономическую безопасность.

Как отмечают авторы публикации, в отсутствие гарантий владения бытовое насилие серьезно повышает риск того, что женщины могут оказаться бездомными, особенно если они не находят защиты ни у правоохранительных органов, ни у правовой системы как таковой. Распространенные представления о том, что женщина, которая подвергается насилию, должна "покинуть" домашнее хозяйство вместо того, чтобы избавиться от жестокого партнера, не позволяет женщинам в полной мере пользоваться правом на достаточное жилище.

Аналогично этому переполненность жилищ отрицательно влияет как на отдельных людей, так и на целые семьи. В своем докладе по итогам поездки на Мальдивские острова второй Специальный докладчик по вопросу о достаточном жилище отметила, что «такие трудности также создают условия для бытового насилия и сексуальных злоупотреблений. В переполненных жилищах женщины и дети особенно уязвимы перед насилием и сексуальными домогательствами. Результаты опроса, проведенного Министерством здравоохранения и семьи в 2006 году, говорят о том, что физическому или сексуальному насилию подвергалась каждая третья женщина в возрасте от 15 до 49 лет и каждая шестая женщина в возрасте до 15 лет.

«Если в Исламской республике Иран женщина решит бросить мужа, представляющего угрозу ее безопасности, то трудности, с которыми она столкнется при съеме или покупке жилья в отсутствие иных жилищных возможностей, а также дискриминационная практика опеки могут вынудить ее остаться с прибегающим к насилию супругом. Для жертв бытового насилия не создано достаточного числа приютов. Не существует и правовых норм, гарантирующих незамедлительное выселение мужа из семейного дома, если его пребывание в нем представляет собой угрозу физическому и/или психологическому благополучию супруги. Когда женщина уходит из дома, подвергаясь бытовому насилию, это может быть расценено как то, что она решила покинуть семью, и использовано против нее в том случае, если ее муж решит подать на развод», - приводится в публикации.

В Европе и Северной Америке женщины, решившие уйти из семьи по причине насилия, рискуют оказаться бездомными. Отсутствие достаточного количества приютов или конкретных законодательных актов, позволяющих выселять виновных в применении насилия лиц из дома, не оставляет выбора женщинам, решившим уйти от своих партнеров. Утрачивая постоянный адрес, женщины рискуют лишиться своих детей, которых у них заберут социальные службы.

ВИЧ/СПИД

В исследовании приводится, что женщины и девушки часто сталкиваются с дискриминацией в доступе к образованию, занятости, кредитам, услугам здравоохранения, земле и наследству. Связь с мужчиной является залогом финансового и общественного положения, а также удовлетворения материальных потребностей. Находясь в зависимом и подчиненном положении, девушкам и женщинам очень сложно соглашаться лишь на безопасные половые связи (даже с мужьями) или прекращать отношения, несущие с собой угрозу заражения.

По различным данным на женщин приходится 50% жителей планеты, живущих с ВИЧ/СПИДом, и почти 60% инфицированных совершеннолетних жителей стран Африки, расположенных к югу от Сахары. Гендерное неравенство является одной из главных причин уязвимости женщин перед ВИЧ/СПИДом. Женщинам, не имеющим в своем распоряжении материальных ресурсов, в том числе жилья, земли и имущества, и материально зависимым от партнеров - мужчин, труднее самостоятельно управлять своей половой жизнью, что повышает их уязвимость перед ВИЧ/СПИДом.

Отсутствие у женщин возможности распоряжаться жильем, землей и имуществом нередко ограничивает их экономические возможности, лишая их голоса в вопросах секса. Появляются все новые и новые доказательства того, что защита прав женщин на достаточное жилище повышает их экономическую защищенность и расширяет их права и возможности, что в свою очередь снижает для них риск небезопасных половых связей. Готовя доклад о бытовом насилии и уязвимости женщин перед ВИЧ/СПИДом в Уганде, организация «Human Rights Watch" беседовала с женщинами, не имевшими возможности разорвать отношения с инфицированными ВИЧ мужчинами, которые избивали и насиловали их, опасаясь быть изгнанными из дома или с земли.

Авторы исследования пишут, что в свою очередь, нельзя недооценивать влияния ВИЧ/СПИДа на жилищную ситуацию женщин. Пандемия ВИЧ/СПИДа может поставить под угрозу доступность для женщин жилья, земли и имущества и возможность распоряжаться ими в условиях, когда они лишены равного с мужчинами права наследования. Эта эпидемия, как правило, повышает вероятность лишения женщин наследства (более подробную информацию о праве наследования см. в разделе А выше). Имущество вдовы, чей супруг скончался от ВИЧ/СПИДа, может быть разворовано и присвоено родственниками ее покойного супруга. В других случаях женщин обвиняют в том, что они убили своих мужей, заразив их ВИЧ/СПИДом, и родственники покойных используют это как предлог для того, чтобы лишить женщин наследства. Иногда родственники откладывают исполнение завещания, ожидая, когда бенефициары умрут. В результате многие вдовы и их дети не могут получить антиретровиральное лечение, поскольку они не могут воспользоваться имуществом (в том числе деньгами), на которое они имеют полное право. Пандемия ВИЧ/СПИДа привела к общему увеличению числа случаев выселения вдов родственниками их покойных мужей, в первую очередь в странах Африки, расположенных к югу от Сахары.

Авторы исследования приводят, что дискриминационные нормы обычного права и основанная на них практика, например, "наследование жен" и "очищение", которые иногда являются условием сохранения вдовой своего жилища и земли, также могут способствовать распространению ВИЧ/СПИДа.

Нормы обычного права и основанная на них практика, а также положения статутного права, не позволяющие женщинам получать наследство на равных с мужчинами основаниях, также могут усиливать риск заражения вдов ВИЧ/СПИДом, заставляя их вступать в незащищенную половую связь в целях обеспечения своего материального благополучия. Положение инфицированных ВИЧ женщин становится еще более уязвимым, когда после смерти супругов их изгоняют со своих земель и из своих жилищ, поскольку они лишаются возможности обеспечивать не только себя, но и своих детей в тот момент, когда они больше всего нуждаются в средствах. Женщины лишаются не только активов, которые они могли бы использовать для оплаты медицинской помощи, но и жилищ, где они могли бы легче переносить последствия ВИЧ/СПИДа. Женщины, признавшиеся, что живут с ВИЧ/СПИДом, рискуют также оказаться в социальной изоляции и лишиться жилья, особенно в тех странах, где законы о разводе не признают за ними права на достаточное жилище, или если они состояли в незарегистрированном браке, заключенном в соответствии с нормами обычного права.

Стихийные бедствия и изменения климата

В исследовании приводится, что несоразмерно сильные последствия стихийных бедствий и изменение климата для женщин нашли подтверждение в последние годы во время ряда природных катастроф, таких как цунами в Индийском океане в конце 2004 года, обширное землетрясение в южной Азии в октябре 2005 года, ураган "Катрина" в Соединенных Штатах Америки в 2005 году и сильное землетрясение на Гаити в 2010 году. Они показали, что угроза потерять жилье и столкнуться с насилием перед женщинами стоит особенно остро. Отчасти это связано с тем, что среди тех, кто живет в неадекватных условиях, доля женщин особенно высока, и стихийные бедствия чреваты для них самыми суровыми последствиями.

Авторы исследования приводят, что между бедностью и уязвимостью существует неоспоримая связь, имеющая бесспорное гендерное измерение. Стихийные бедствия имеют катастрофические последствия для самых уязвимых групп населения, имеющих и без того ограниченный доступ к жилью, воде, средствам санитарии, услугам здравоохранения, электроэнергии, земле и другим ресурсам. Кроме того, не принимая адекватных мер реагирования на такие катастрофы и не уважая права человека их жертв, люди становятся виновниками трагедий, усугубляющих страдания тех, кто уже находится в бедственном положении, и углубляющих гендерное неравенство, существовавшее и прежде.

«Неадекватные условия временного размещения пострадавших во время катастроф также ставят женщин перед угрозой сексуального и гендерного насилия. Многочисленные сообщения свидетельствуют об увеличении масштабов такого насилия в отношении женщин после разрушительного землетрясения на Гаити в начале 2010 года. Принимая во внимание эти сообщения, Межамериканская комиссия по правам человека рекомендовала Правительству Гаити конкретные меры для усиления безопасности женщин и девушек в лагерях, призвав его обеспечить присутствие представителей сил охраны правопорядка, в частности женщин, вокруг и внутри лагерей [для внутренне перемещенных лиц] и особенно вблизи туалетов; улучшить освещение территории лагерей; упростить процедуру возбуждения судебных исков и повысить эффективность уголовных расследований, в том числе конкретно обучая сотрудников полиции их обязанностям в делах, связанных с насилием в отношении женщин; и обеспечить оказание бесплатных медицинских услуг специалистами-медиками, имеющими опыт работы с жертвами сексуального насилия», - указывается в публикации.

Присутствие военнослужащих в некоторых лагерях, созданных для жертв цунами, а также отсутствие возможности уединиться во временных жилищах также породило серьезные опасения за физическую безопасность женщин, повысив их уязвимость перед физическим и сексуальным насилием. Во время стихийных бедствий могут учащаться и случаи бытового насилия. Например, в Никарагуа 27% женщин и 21% мужчин, переживших ураган "Митч", сообщали об учащении случаев насилия в семье.

После таких катастроф женщины также нередко оказываются в неадекватных жилищных условиях, зачастую во временном жилье или даже без крыши над головой. Временные лагеря и поселения часто не имеют водоснабжения и средств санитарии, что создает серьезные трудности для женщин. Через год после цунами в Индийском океане Специальный докладчик обратил внимание на проблему маргинализации женщин в процессе реконструкции и восстановления, вследствие чего многие женщины вынуждены жить в неадекватных условиях, не отвечающих международным стандартам прав человека.

В Соединенных Штатах, где в 2005 году ураган "Катрина" обрушился на Новый Орлеан, штат Луизиана, основное внимание в процессе восстановления уделялось не сдаваемому в аренду, а собственному жилью жителей, хотя до этой катастрофы свыше половины населения Нового Орлеана проживали в съемном жилье. При этом игнорировалась и необходимость создания доступного жилья для людей с низкими доходами. Отсутствие доступного жилья после урагана несоразмерно сильно ударило по женщинам, возглавлявшим 77% домашних хозяйств, занимавших социальное жилье, и 88% домохозяйств, проживавших в субсидируемом жилье. Восстановительные работы после цунами в Индийском океане в ряде случаев также проводились без учета гендерной специфики. так, "женщинам не оказывалось содействие в обеспечении средств к существованию и в отдельных случаях непосредственно подрывались права, которыми располагали женщины до бедствия, в частности их права на жилье и землю в общинах, в которых наследование происходит по материнской линии".

Второй Специальный докладчик по вопросу о достаточном жилище также обращала внимание на последствия изменения климата с точки зрения права на достаточное жилище. Применительно к населенным пунктам она отмечала, что "обострение дефицита водных ресурсов приводит к сокращению доступа к водоснабжению и санитарии, и по мере того, как источники воды истощаются, люди вынуждены все дальше перемещаться в поисках воды для питья, приготовления пищи и удовлетворения гигиенических потребностей. Это имеет особые последствия для женщин и девочек, на которых обычно ложится ответственность за добычу воды, и в результате часто наносится ущерб их здоровью и доступу к образованию". В связи с переселением Специальный докладчик также подтвердила тенденции, характерные для процессов реконструкции и восстановления после стихийных бедствий, отметив, что женщины сталкиваются с рядом проблем, связанных с отсутствием прав землепользования и имущественных прав, и им часто не уделяется достаточного внимания в процессе восстановления источников средств к существованию».

Финансовый кризис

В исследовании приводится, что разразившийся в 2007 году финансовый кризис оказал поистине глобальное влияние на возможность пользоваться правом на достаточное жилище. В Соединенных Штатах и в других странах, где финансовому кризису предшествовал кризис на рынке ипотечного кредитования "сабпрайм", его связь с правом на достаточное жилище является особенно наглядной. В ходе интернет-консультаций, проведенных вторым Специальным докладчиком по вопросу о праве на достаточное жилище в процессе подготовки доклада о положении женщин и праве на достаточное жилище за 2012 год, тема финансового кризиса, затрагивающего все регионы планеты, проходила красной нитью. Но даже до кризиса многие женщины едва сводили концы с концами. Последние события лишь усилили опасность нарушения их прав на жилье и на равенство.

Исследования показывают, что женщины и представители некоторых меньшинств чаще оказываются жертвами хищнического кредитования, получая ипотечные кредиты на условиях "сабпрайм" и сталкиваясь в этой связи с большей опасностью изъятия заложенного жилища и превращения в бездомных. Например, в Соединенных Штатах вероятность того, что женщинам, в частности женщинам-представительницам этнических меньшинств, кредиты будут предложены на условиях "сабпрайм" или на других "хищнических" условиях, на 32% выше, чем при кредитовании мужчин, несмотря на то, что кредитный рейтинг последних в среднем ниже. В своем докладе о положении женщин и праве на достаточное жилище за 2012 год Специальный докладчик отметила, что «последствия банковских конфискаций для женщин аналогичны документально подтвержденным последствиям принудительного выселения, включая рост социальной изоляции, более частые проявления бытового насилия и усугубление бедности».

Последующий экономический спад отразился на возможностях пользоваться экономическими и социальными правами, в том числе правом на достаточное жилище, во всем мире. В частности, государства стали урезать социальные, в том числе жилищные, программы, что особенно болезненно сказалось на женщинах, являющихся главными бенефициарами этих программ. В 2011 году Соединенные Штаты урезали свои федеральные жилищные программы на 2,8 млрд. долларов. В Европе меры жесткой экономии также привели к снижению предложения и ценовой доступности социального жилья. В сочетании с хроническим неравенством, например, в оплате труда, это поставило перед женщинами дополнительные проблемы.

Авторы публикации заявляют: «Проведенные Специальным докладчиком интернет-консультации также показали, что в результате "сокращения иностранной помощи, прямых иностранных инвестиций и денежных переводов были значительно урезаны национальные жилищные программы. Кроме того, наблюдающийся в последние годы рост захватов земель и продаж выведенных из общественной собственности земель иностранным инвесторам еще более затрудняет доступ женщин к земельным ресурсам и создает непосредственную угрозу для их прав на достаточное жилище, водоснабжение и санитарию, продовольствие и здравоохранение".

Материал подготовлен в рамках проекта «COVID-19 в Центральной Азии: право на достаточное жилище» при финансовой поддержке Отделения Международной организации Института «Открытое общество» фонд содействия.

ОО «Независимый центр по защите прав человека»

Русский